Технический сказочник (olegart) wrote,
Технический сказочник
olegart

Всё, что было не со мной, помню

Я как-то давно уже писал про ложную память — преднамеренную или случайную подсадку в мозг человека воспоминаний о событиях, в которых он не принимал никакого участия. Точнее, здесь даже нельзя говорить о подсадке как таковой — человеку лишь дают намёк на то, что он должен помнить это событие, а собственно воспоминания мозг формирует самостоятельно, причём настолько качественно, что человек искренне убеждён в их правдивости.

В экспериментах на эту тему воспоминания формировали довольно невинные — например, показывали людям фотографии, утверждая, что они некогда ездили в эти места и сами эти фотографии сделали, или рассказывали историю о том, как в детстве они отбились от родителей в торговом центре и потерялись. Несмотря на простоту метода (то есть, в общем-то метода как неких средств специального воздействия тут вообще не было), через некоторое время часть участников эксперимента начинала искренне считать, что с ними действительно это произошло, более того, они начинали дополнять историю деталями, которых в первоначальной версии, подготовленной экспериментаторами, не было.

Но это цветочки, а ягодки — то, как ложные воспоминания сказываются в реальной жизни. Например, в свидетельских показаниях в суде. Например, в США по результатам анализа ДНК (который стал возможен лишь сравнительно недавно) в образцах, собранных на месте преступления, были освобождены более 300 ранее осуждённых людей; в 72 % случаев в деле были свидетельские показания, указывающие на невинно осуждённого человека. Если человек может бессознательно сформировать у себя в голове довольно детальные воспоминания об отпуске, в который он никогда не ездил, то что уж говорить про post factum дописывание деталей к смутной фигуре преступника, превращающих её в конкретного человека? При этом никакими детекторами лжи такие показания не разоблачаются — свидетель абсолютно уверен, что говорит чистую правду. Он правда это помнит.

Ещё веселее со свидетельскими показаниями, относящимися к событиям, произошедшим годы или десятилетия назад — например, в случаях, когда уже взрослый человек выдвигал обвинения в совершённом против него в детстве насилии, как правило сексуальном. Есть сильные подозрения, что подобные воспоминания могут формироваться «с нуля» под влиянием статей в прессе об аналогичных делах и, особенно, при работе с психологами, старающимися вытащить «подавленные воспоминания об имевшей место психологической травме». Что особенно удивительно, ложные воспоминания о преступлении могут формироваться и у невинно осуждённого — такие случаи тоже были.

Так вот, к чему это я? Группа товарищей из Калифорнийского университета проверила (работа целиком), будет ли работать формирование ложных воспоминаний у людей со сверхдетализированной автобиографической памятью (HSAM, highly superior autobiographical memory) — способностью в деталях вспомнить практически любой день их жизни. В деталях, которые могут быть объективно проверены, люди с этим типом памяти оказываются точны в 97 % случаев; они точнее помнят день десятилетней давности, чем обычные люди — события прошлого месяца.

Результат: ложная память формируется у них в общем и целом точно так же, как и у обычных людей.

Одним из наиболее наглядных тестов был тест на несуществующие новости. Участников спрашивали, помнят ли они новость о некоем драматическом событии (в качестве таких событий могут фигурировать убийства, военные действия, авиакатастрофы), причём вопрос строится в форме, напирающей на то, что это событие действительно происходило. До 55 % испытуемых подтверждают, что они помнят эти новости, до 45 % — ещё и рассказывают подробности (то есть, они формируют не просто веру в факт такого события, а расширенные ложные воспоминания о нём). В данной работе испытуемых спрашивали, видели ли они видео о крушении самолёта в Пенсильвании 9/11, снятое очевидцем с земли (в реальности такого видео не существует). Тестирование проводилось в два этапа — на первом испытуемый отвечал на вопросы на компьютере, на втором, спустя 15 минут, беседовал с экспериментатором; во всех случаях все вопросы начинались с уточнения, о каком событии идёт речь, и были построены в подсказывающей форме.

На простой вопрос (да/нет) утвердительно ответили 20 % испытуемых с HSAM и 29 % — с обычной памятью. В ответ на просьбу уточнить подробности видео люди с HSAM «вспомнили» больше деталей, хотя разница и не была статистически значимой. В устном интервью среди людей с HSAM 10 % были уверены, что смотрели видео, 10 % ответили «возможно»; среди обычных людей таких было 18,4 % на 5,3 %. Что интересно, среди людей с HSAM результаты не были однородны — те, кто показывал в базовых тестах на точность памяти (в них просят называть точные даты тех или иных публичных событий) более высокий балл, оказались существенно более подвержены формированию ложной памяти: так, в устном интервью среди них 20 % были уверены, что смотрели видео, и 10 % ответили «возможно».

Помимо общетеоретического результата о том, что механизмы формирования HSAM такие же, как у обычной автобиографической памяти, есть и более красивое следствие — у правила «врёт как очевидец», судя по всему, исключений нет. Насколько бы точной ни была память человека на события, которые действительно происходили, в неё легко, буквально одним правильно построенным вопросом, может быть подмешана память о событиях, которых никогда не было.

Автоматической кросс-пост из уютного бложика olegart.ru

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments